Главная Металл интервью Интервью Loreena Mckennitt: В поисках кельтов: музыкальные путевые заметки

Интервью Loreena Mckennitt: В поисках кельтов: музыкальные путевые заметки

E-mail Печать PDF

          Когда ближе к концу 90-х до России добралось увлечение мира кельтской музыкой, наряду со многими другими появились записи канадской певицы Loreena McKennitt, чей уникальный голос и незабываемая музыка выделяли ее среди множества исполнителей кельтской музыки. И ее собственная музыка, и ее обработки классических вещей отличаются неповторимым, завораживающим звучанием, за которое Лорину полюбили миллионы слушателей во всем мире. Вот только когда российские слушатели познакомились с творчеством Лорины – особенно если это было после 1997 года – им оставалось слушать лишь ее предыдущие альбомы и концертный альбом, так как ходили слухи о том, что Лорина решила уйти из музыки. И в самом деле, в начале 21 века новостей о новом альбоме или даже о возможности его выхода не было; и вот, в 2005 году, когда многие уже перестали ждать и смирились с тем, что новых записей больше не будет, появилась информация о том, что Лорина работает над новым альбомом. И когда осенью 2006 года состоялся релиз “An Ancient Muse”, стало ясно, что такого альбома стоило ждать 9 лет. В 2007 году вышел DVD c записью ее концерта, сыгранного в сентябре 2006 года в Альгамбре, в Испании.
          Для меня Лорина больше, чем просто певица; она легенда. Поэтому я счастлива, что она согласилась дать интервью нашему он-лайн журналу и рассказала нам о своих путешествиях, о своих источниках вдохновения, о том, как в декабре 1995 года она проехала на поезде через всю Россию, о том, что она считает самым важным в музыке. О чем еще она рассказала – читайте:

          
          
          Лорина, в первую очередь я хочу поздравить Вас с выходом великолепного альбома “An Ancient Muse”; я была очень рада услышать что после долгого перерыва Вы работаете над новым альбомом, а спустя некоторое время наконец-то его послушать. Это ваш первый релиз с 1999 года, когда вышли два концертных CD “Live in Paris and Toronto”. Семь лет - очень долгий перерыв между релизами, даже говорили о том, то вы ушли со сцены… На самом деле это было так, когда вы решили написать и записать новый альбом?
          Привет! Очень рада нашему общению! Спасибо за теплые слова о моей последней работе, “An Ancient Muse”. На самом деле, несмотря на долгое время, прошедшее между выходом “Book of Secrets” и “An Ancient Muse”, я всегда собиралась продолжать работу и сделать еще одну запись. На этот раз я хотела проследить другой этап в истории кельтов, который привел меня ближе к вашей части мира. Я хотела исследовать самый ранний период кельтской истории, восходящий к 500 году до нашей эры, сконцентрировав внимание на регионах Греции, Турции, Монголии, из которых нити исторической связи протянулись в Россию и Китай.
          
          


          
          После того как я прочитала Ваши описания композиций альбома “An Ancient Muse”, я поняла что Вас вдохновляли путешествия в самые различные страны и регионы, среди которых страны Средиземноморья, Турция, Монголия… Были ли во время этих путешествий написаны определенные композиции, и можно определить, какая композиция к альбому “An Ancient Muse” была написана самой первой, или же они все были написаны уже после?
          Большей частью композиции были написаны в одно время. Это очень органичный процесс, который включает в себя множество музыкальных экспериментов с другими музыкантами и наедине с самой собой - что также включает написание текстов. Для меня это никогда не было последовательным процессом, а, скорее, вспыхиванием различных “идей композиций” и их дальнейшее развитие под той ведущей темой, которую я опередила ранее, с тем чтобы пути развития этих композиций в той или иной мере соприкасались. Когда я совершаю свои исследовательские путешествия, я часто занята тем, что пишу тексты, фразы и так далее, а затем, когда попадаю в ситуацию, где могу их использовать в своих музыкальных исследованиях, я обращаюсь к этим записям. Например, когда я путешествовала поездом из Владивостока в Москву в декабре 1995 года, впитывая новые впечатления, у меня с собой также были книги. Во время этого невероятного путешествия я записывала текст и фразы, которые отражали те идеи и чувства, которые я ощущала за это недельное путешествие. Результатом стала композиция “Dante’s Prayer” на “Book of Secrets”. Эта поездка также вдохновила меня на совместную работу с Петербургским хором над этой композицией. Для меня было большой честью и удовольствием работать с ними.
          
          Сколько времени у Вас ушло на написания композиций и на запись музыки для “An Ancient Muse”?
          Примерно два года с перерывами.
          
          На Ваших альбомах можно услышать не только кельтские, но также восточные и средиземноморские мелодии; композиция “Beneath a Phrygian Sky” с Вашего последнего альбома была вдохновлена вашим визитом в Анатолию, Турция, где все еще можно найти следы пребывания там галатов, одного из кельтских племен. Есть ли связь между кельтскими и восточными мотивами в других композициях этого альбома, или же восточные “независимы” от кельтской тематики?
          Одной из причин, по которой я решила сделать особый акцент на использовании в музыке восточных мотивов, стало желание помочь слушателям обратить внимание на тот факт, что в восточных и средиземноморских регионах также жили кельты. И хотя восточное звучание, которое я воплощаю в музыке, скорее является “западной версией восточного”, оно служит для создания “атмосферы восприятия”, так сказать. C точки зрения музыкологии эта музыка никоим образом не аутентична, это скорее импрессионистская картина прошедших времен.
          
          


          
          О происхождении кельтов существует множество теорий, большинство из них связаны с Ла-Теном и Гальштаттом, регионами Швейцарии и Южной Германии, откуда, как считается, произошли кельтские племена, рассеявшись затем по всей Европе и достигнув Азии. Об их влиянии на культуру Европы написано и сказано очень много, но Средиземноморье упоминается достаточно редко. Композиция “Sacred Shabbat” была основана на мелодии, которая распространена в Средиземноморье, но у которой, тем не менее, кельтское происхождение. Часто ли Вы сталкивались с подобными примерами?
          На самом деле у этой мелодии никогда не было прямой связи с кельтами, она была скорее важной культурной ступенькой на пути исследования кельтов. Словно вы едете на поезде из Лондона в Стамбул на поиски турецкой тематики, и останавливаетесь в Риме; в этом случае такой ступенькой будет итальянское, а не турецкое, если понимаете, о чем я говорю. Что касается “Sacred Shabbat”, то моим намерением было показать что в географических регионах, знакомых кельтам, есть сейчас и существовали ранее многочисленные религиозные и культурные группы. И снова меня заинтересовало то, что эта мелодия была так широко известна в Средиземноморье и за это время была адаптирована самыми разными религиозными и культурными группами. Это подчеркивает то, что история и культура все время находятся в движении и развитии и что мы во многом являемся продолжением общей истории друг друга, и внутри этого есть те точки общности, которые необходимо найти для того чтобы мы стали ближе друг к другу, вместо того чтобы все дальше и дальше отдаляться.
          
          На альбоме “An Ancient Muse” присутствует множество различных тем из различных стран: “An English Lady and a Knight” связана с Шотландией и Англией, “The Gates of Istanbul” – Стамбулом, “Penelope’s Song” – с Грецией. Их тексты повествуют о любви, ненависти, даже о политике, о путешествиях… Что является концепцией альбома, что связывает все эти композиции, что заставляет их звучать как единое целое?
          Мне сложно ответить на этот вопрос. Для меня во многих отношениях окончательный результат является скорее томом музыкальных путевых заметок, вдохновленных интересом к истории кельтов и к тем многочисленным местам где они жили, нежели просто завершенным произведением музыкального искусства. И снова, точно так же как путевые заметки отличаются от научной академической работы (что в моем случае не так) - это личный документ, полный впечатлений, который прослеживает путь моих изысканий и любопытства.
          Вне всякого сомнения я использую историю кельтов как “отличный предлог” чтобы отправиться на поиски самопросвещения, заняться очень глубокими изысканиями, чтобы больше узнать об истории, культурах и обо всем том, что они в себе заключают. Вот почему те темы, которые ты выделила, так отличаются друг от друга.
          Мне также хочется создать музыку, похожую на путешествие... предыдущая композиция отличается от следующей, так что, надеюсь, у слушателя складывается ощущение что он совершил небольшую музыкальную экскурсию в историю к тому времени, как он закончит их слушать.
          
          Лорина, Ваша музыка полна образов, картин и представлений, словно ты слушаешь композиции из далеких времен, и можешь почувствовать атмосферу того времени и тех мест, где эти композиции могли быть спеты и сыграны. Вы хотели создать музыку, которая бы позволила слушателям ощутить ушедшие дни, которые, несмотря на то что уже давно прошли, оставили след в истории?
          Несколько лет назад у меня была возможность поработать с театром и кино, и я думаю что именно в результате этого меня стала притягивать работа с воображением. Вот почему во многих своих композициях многие годы я развивала то, что называю “созданием музыкального ландшафта” над внешней и внутренней стороной композиции, с тем чтобы передать период, место, и эмоции, которые связаны с этой композицией. Когда я предпринимаю свои путешествия-исследования поездки, мне нравится собирать и впитывать “внутреннюю” информацию, такую как освещение неба, шум дорог или местности за городом, а также текстуру, и стараюсь вновь вызвать этот образ с помощью палитры музыкальных инструментов, а также аранжировок. Мне нравится таким образом экспериментировать с музыкой.
          
          


          
          Альгамбра, где в 2006 году для DVD “Nights from the Alhambra” был снят ваш концерт –легендарное место, где пересеклись две культуры, две традиции: восточная и западная; возможно, даже не две, а больше. Было ли как раз это одной из тех причин, почему вы выбрали Альгамбру для записи концерта на видео?
          Существовало множество критериев, которые в итоге привели нас на съемки в Альгамбру, но самым важным является то, что я хотела исполнить концерт в исторически значимом месте, которое было бы связано с моими поисками. В 1993-94, когда я работала над звучанием “The Mask and the Mirror”, я впервые обратила пристальное внимание на кельтов в Испании, которые жили там в северо-западной области под названием Галисия. С тех пор как для меня впервые открылась дверь в историю Испании, меня все больше и больше притягивали другие аспекты испанской истории, даже если у них и не было такой тесной связи с кельтами. Вот так в итоге это и привело нас в Гранаду и особенно в Альгамбру.
          
          На концерте “Nights from the Alhambra” были исполнены 18 композиций, 2 из них – на бис. На сегодняшний день у Вас 7 студийных альбомов; думаю, что выбрать со всех них лишь несколько композиций может быть сложно. Есть ли композиции, которые звучат на каждом концерте, композиции, к которым у вас особое отношение, или же все они Вам одинаково дороги?
          Обычно когда мы составляем сет-лист для концерта, мы держим в уме список критериев среди которых - композиции, которые, как мы уже точно знаем, люди на самом деле хотят услышать, композиции с различными “ощущениями” и различным звучанием. Мне нравится включать в программу одну или две из длинных повествовательных композиций таких как “The Lady of Shalott” или “The Highway Man”. Сейчас стало уже достаточно трудно сделать выбор для сет-листа из каталога музыки такого объема, так как у разных людей есть свои пристрастия, которые зачастую не совпадают.
          
          


          
          Композиция “Bonny Portmore” вошла в саундтрек к фильму “Горец III”. По каким критериям была выбрана именно эта композиция?
          Время от времени к нам обращаются создатели фильмов, продюсеры телевидения и так далее с предложением лицензировать одну из моих композиций для своих проектов. Обычно именно они и выбирают композицию. Так что это уже вопрос для них.
          
          Часто случается что людей притягивает история и культура других стран и народов; одна из самых завораживающих в этом отношении – кельтская культура и история; люди, живущие далеко от Ирландии, Шотландии, Бретани и других кельтских регионов пытаются узнать больше о них, покупают книги, даже учат ирландский, шотландский и валлийский языки. По Вашему мнению, что привлекает людей к кельтской культуре больше всего – определенная доля загадочность, богатая культура или что-то другое?
          Это очень хороший вопрос, на который в тоже время сложно ответить. Я сама долго и упорно размышляла над ним, и то что я могу сказать в большей степени является результатом того, что я наблюдала, чем результатом того, что знаю.
          Я чувствую, что в музыкальном плане у многих форм кельтской музыки есть что-то древнее, что затрагивает и привлекает людей на практически “первобытном”, самом основном уровне. Именно так было со мной, когда я впервые услышала ее в конце 70-х. Мой интерес в меньшей степени связан с моим кельтским происхождением и наследием, а в большей – с тем, что в музыке было что-то заразительное.
          Также за многие годы было создано множество романтичных произведений, основанных на различных темах или вехах кельтской истории, включая, скажем, легенды Артурианского цикла. У людей развилось восхищение ими. Конечно, мы знаем, что жизнь в те времена (хотя в некоторых местностях она остается такой еще и сегодня) была очень сложной и более короткой. Я не хотела останавливаться на романтизме, хотя я признаю, что у этой жизни были “романтические” качества. Скорее, я стремилась углубиться в менее романтичные темы в содержании композиций… возможно, людей сначала привлечет звучание музыки, а затем они, надеюсь, могут заинтересоваться более существенным материалом текстов и так далее.
          
          Более 10-ти лет назад, в декабре 1995 года Вы совершили на поезде путешествие через Сибирь; не могли бы Вы рассказать нам об этом подробнее, пожалуйста? Что Вас побудило к такому путешествию, где оно началось - в Москве, на Дальнем Востоке или в одном из сибирских городов, какие впечатления у вас остались от Сибири и от России?
          Все началось когда я посетила выставку кельтских артефактов в Венеции в 1990/91. В то время это была самая большая когда-либо собранная коллекция кельтских артефактов. Там также был очень впечатляющий каталог, выпущенный специально для этого случая, в котором также было множество эссе и научных текстов о различных аспектах кельтской истории и общества. Именно там я узнала, что существовало очень большое количество кельтских племен, рассеянных по Европе, которых стали выделять как отдельную народность примерно к 500 году до нашей эры. Также там говорилось, что их любовь и страсть к лошадям началась в результате знакомства с народами по соседству, проживающих в той местности, которую мы сейчас обозначаем как русские степи. В пользу этой теории свидетельствуют рыжеволосые мумии, обнаружены возле Урумки в Китае; предполагается, что при жизни эти люди говорили на языке той же самой языковой семьи, что и кельты.
          В начале декабря 1995 года я была в турне по Японии как гость ирландской группы The Chieftains, и по окончании этого турне подумала, что это лучшая возможность посетить Россию. Так как я люблю путешествовать на поезде так же, как и приключения, я решила что проехать на поезде через Сибирь может быть очень интересно. В воскресную ночь я села на поезд во Владивостоке и утром следующего воскресения приехала в Москву. Это была очень интересная поездка так как я не знала русского и я путешествовала сама по себе. Поскольку была зима, ландшафт очень сильно напоминал мне ту местность в Канаде, где я выросла – Манитобу. И хотя я не могла говорить на русском, я во многих ситуациях чувствовала, что ко мне обращена доброта многих незнакомых мне людей.
          
          


          
          Какие у Вас планы на будущее, начнете ли Вы писать музыку для нового альбома, продолжите ли выступления? Есть ли вероятность что Вы приедете в Россию с концертом?
          Мы как раз работаем над составлением плана на следующие два года. Мы очень хотим снова давать концерты и отправиться в турне, было бы замечательно приехать с концертом в Россию. Также я сейчас работаю над несколькими проектами, среди которых композиция для анимационного диснеевского фильма, книга, небольшой цикл радиопередач, а также я набираюсь вдохновения для нового альбома.
          
          И в заключение интервью, пожалуйста, несколько слов для Ваших российских поклонников:
          Так как у меня была привилегия познакомиться со многими людьми по всему миру через свою музыку, было замечательно получать письма и узнавать об интересе к моей музыке людей из России. Я очень глубоко интересуюсь вашей историей и тем, где она пересекается с теми или другими темами, которые я исследую. В конце, я продолжаю верить, что мы являемся продолжением истории друг друга и самые важные вещи, в которых мы нуждаемся, для нас одни и те же: необходимость быть любимым, наслаждаться свободой, чувством принадлежности – эти вещи связывают нас навечно, являются нашим общим интересом. Я с большим нетерпением жду еще одной поездки в Россию и встреч с людьми, которые нашли в своей жизни место для моей музыки. Для меня встречи с людьми являются одной из лучших составных частей всей музыкальной карьеры.
          
          Желаю вам и вашим близким всего самого наилучшего в наступающем году,
          мои самые лучшие пожелания,
          Лорина
          
          Еще мы попросили Лорину перечислить ее любимых музыкальных исполнителей:
          Много лет я наслаждалась творчеством таких музыкантов как Alan Stivel (кельтский арфист из Бретани), ирландская группа “Planxty”, Tom Waits, португальская музыка фаду, Peter Gabriel и многие другие.
          
          Я благодарю Stacey Clark, Karen Shook и лейбл Quinlan Road за помощь в организации этого интервью.
          Фотографии для оформления интервью предоставлены лейблом Quinlan Road. Фотографы (в порядке размещения фотографий): Ann Cutting, Richard Haughton, Demetris Koilalous.
          
          Официальный сайт Loreena McKennitt www.quinlanroad.com