Главная Металл интервью Интервью Blind Guardian: A Twisted Myth

Интервью Blind Guardian: A Twisted Myth

E-mail Печать PDF

          За последнее время в истории группы Blind Guardian произошло немало неожиданных поворотов: они перешли с лэйбла Virgin на Nuclear Blast, барабанщика Томена Штауха (Thomen Stauch), много лет работавшего с коллективом, заменил малоизвестный музыкант Фредерик Эмке (Frederick Ehmke), релиз очередного студийного альбома, намеченный на апрель этого года, был перенесен на август из-за проблем со здоровьем вокалиста Ханзи Кюрша (Hansi Kursh)… Тем не менее, успешно преодолев все трудности, Blind Guardian по-прежнему остаются одними из лидеров power-металлической сцены – хотя гитарист группы Маркус Зипен (Marcus Siepen), кажется, готов поспорить с общепринятым мнением касательно стилевой принадлежности группы. О всех перипетиях в жизни BG, о новом альбоме и о месте power metal в иерархии «металлических» стилей – наша беседа с Маркусом.
          


          - Привет, Маркус! Начнем наше интервью с вопроса, который, наверное, волнует поклонников Blind Guardian как никакой другой: почему группу покинул барабанщик Томен Штаух?
          
          M. S. Привет, Наталья. Это решение назревало уже где-то в течение двух лет, это был постепенный процесс. Просто все в какой-то момент начало идти не так… У него изменялись мнения касательно всего – музыки, бизнеса, каких-то личных проблем, и это становилось все более и более заметно. В конце концов, положение дел стало таким, что невозможно было придти к компромиссному решению. Мы все вместе обсудили положение вещей и пришли к выводу, что нам лучше расстаться: мы будем продолжать делать то, что мы считаем верным, а он – то, что нравится ему. Сейчас он собрал свою группу. Я желаю ему удачи. Я надеюсь, ему нравится то, чем он занимается. Ну а нам нравится то, что делаем мы.
          
          - А ты слышал Savage Circus?
          
          M. S. Да, конечно.
          
          - Трудно ли было найти нового барабанщика? Много было претендентов?
          
          M. S. Это было забавно… Мы не устраивали прослушиваний, хотя мы, конечно, обсуждали возможных кандидатов. Но еще до того, как мы успели назначить прослушивание, Фредерик позвонил Андре – он как-то узнал его номер... Он сказал ему: «Я хочу быть вашим новым барабанщиком». Андре предложил ему прислать нам какую-нибудь запись. Фредерик прислал DVD, который он выпустил сам. На записи он играл песни Blind Guardian – “And Then There Was Silence”, “Journey Through The Dark”… что-то еще - кажется, “Time Stands Still”. Вот таким образом он представил себя группе. Запись нам понравилась, и мы пригласили его к нам на студию, чтобы познакомиться с ним лично. Мы дали ему новую песню, чтобы проверить, как он справится с незнакомым материалом. Он справился безупречно. Фредерик великолепный музыкант, и его идеи для новой песни были очень интересными. А еще он очень хороший человек, что для нас так же важно, как и его профессиональные качества. Вот как мы нашли нашего нового барабанщика, или как он нашел нас!
          
          - Барабанщик сменился, но Оливер так и не вошел в официальный состав группы… Почему?
          
          M. S. Потому что у нас нет намерения брать в группу пятого музыканта. Оливер для нас «постоянный приглашенный гость» - он играл на басу на паре последних альбомов и в течение последних туров, и он может продолжать играть с нами так долго, как он этого захочет, пока ему это будет нравиться. Но это никогда не изменит его статус в группе – он приглашенный музыкант, и он им останется. На самом деле, иногда достаточно сложно придти к общему решению даже вчетвером, так что вряд ли имеет смысл брать в группу пятого человека. То же самое и с Михаэлем, нашим клавишником – он тоже только приглашенный музыкант, который ездит с нами на гастроли, но он никогда не будет участником Blind Guardian. Группой Blind Guardian всегда будем мы четверо.
          


          - То есть, в данном случае первостепенное значение имеет количество музыкантов в группе, я правильно тебя поняла?
          
          M. S. Нет, дело не только в количестве… Мы не видим причины для того, чтобы делать Оливера постоянным участником группы. Ему нравится ездить с нами на гастроли, но у него есть другая работа, другие обязанности… Он играет и в других коллективах. Просто нет необходимости… К тому же, когда Ханзи после тура “Imaginations…” решил сосредоточиться на вокале, передав обязанности басиста другому музыканту, мы договорились, что если он вдруг захочет вернуться к игре на басу, он сможет это сделать в любой момент. Так что нам нет смысла сейчас делать Оливера официальным членом группы – а вдруг в следующем году Ханзи захочет поиграть? Тогда у нас окажется два басиста, а это будет уже слишком!(смеется).
          
          - На последнем московском концерте вы выступали без разогрева. Это было ваше решение, или промоутера?
          
          M. S. По-моему, это было решение промоутера. Мы не отказывались наотрез от разогрева - организаторы предложили нам выступить без него, и мы согласились.
          
          - Ханзи понравилось в России. А тебе?
          
          M. S. Мне тоже очень понравилось. Концерт прошел великолепно; мы уже дважды играли в Москве до этого, и нас всегда очень хорошо принимали. У нас замечательные поклонники, и мы прекрасно провели время в Москве.
          
          - А что ты можешь сказать о российских металлических группах? Ты слышал их?
          
          M. S. Да, я помню одну группу… к сожалению, я забыл название. Поклонники передали мне запись этой группы на двух CD, и она мне понравилась. Для меня это звучало очень непривычно, потому что они пели на русском. Но музыка очень интересная.
          
          - Давай поговорим немного о вашем новом альбоме “A Twist In The Myth”. Не мог бы ты рассказать о нем немного? Сильно ли он будет отличаться от своего предшественника “A Night At The Opera”?
          
          M. S. Да, он будет отличаться очень сильно. После тура в поддержку альбома “A Night At The Opera” мы поняли, что не можем продолжать работать в таком направлении. Тот альбом получился очень целостным, эпическим – мы и хотели сделать его таким. Но он завершил определенный этап, мы достигла предела. Не было смысла пытаться превзойти эти песни, делать альбом еще более целостным - записывать еще больше дорожек, делать композиции еще более длинными… Поэтому мы решили двигаться в совершенно ином направлении, и в результате новые песни получились гораздо более ясными, они способны быстрее донести мысль до слушателя. Там меньше хоровых эпизодов, более прозрачная оркестровка, гитарные аранжировки проще… Конечно, наше фирменное звучание никуда не делось – там есть и гитарные гармонии, и хоры, ведь это часть Blind Guardian. Но благодаря тому, что материал более «сфокусирован», появляется ощущение «возврата к корням». Но в то же время, на этом альбоме мы впервые попытались сделать какие-то вещи, которые раньше не делали. В альбоме есть некоторые непривычные для наших поклонников нововведения, использованы современные технологии. По-моему, “A Twist In The Myth” – это что-то вроде моста между прошлым и настоящим группы. Если кто-то еще не знаком с творчеством Blind Guardian, то с этого альбома можно начинать с ним знакомиться, потому что в нем сконцентрировано все, что мы делали за время существования группы.
          
          - А почему вы назвали этот альбом “A Twist In The Myth”?
          
          M. S. Вообще-то, сначала это было рабочее название… Просто в последнее время в истории группы было много неожиданных поворотов - например, смена барабанщика, смена лэйбла… Название имеет отношение и к текстам Ханзи вообще - ему нравится направлять свои повествования в совершенное иное русло как раз тогда, когда они доходят до момента, когда думаешь «А, я знаю, что дальше будет!». Поэтому он предложил такое название как рабочий вариант. В то время, когда я давал интервью различным изданиям, многие журналисты спрашивали меня, окончательный ли это вариант названия, и я всегда отвечал «Нет». Но мы постепенно привыкли к этому называнию. Оно нам понравилось, и мы решили его оставить.
          
          - Кстати, о неожиданных поворотах: чем вызвана смена лэйбла с Virgin на Nuclear Blast?
          
          M. S. Нам просто не было смысла оставаться на Virgin. После того, как Virgin объединились с EMI, многие сотрудники были уволены из обеих компаний, и нам вдруг пришлось столкнуться с совершенно новым персоналом на Virgin. Эти люди не имели никакого представления о металле, никакого представления о том, кто такие Blind Guardian, и появилось очень много проблем. Нас такое положение дел совершенно не устраивало, поэтому мы настояли на расторжении контракта. В конце концов, они согласились, и мы получили возможность искать новый лэйбл. Мы вели переговоры со всеми возможными фирмами, но в итоге подписали контракт с Nuclear Blast. Планы и идеи этих ребят касательно работы с Blind Guardian идеально совпали с нашими собственными, а они готовы были взяться за работу с нами с таким энтузиазмом! Исходя из того, что происходит сейчас, я могу заключить, что переход на Nuclear Blast был абсолютно верным решением. Мы очень рады, что все так вышло.
          


          - Я тоже за вас очень рада! Ваш продюсер, Чарли, работает с многими группами, и результаты его работы не похожи друг не друга. Вам нравится с ним работать?
          
          M. S. Да, нам очень нравится с ним работать – иначе мы бы этого не делали. Мы работаем c Чарли со времени записи альбома “Nightfall In Middle Earth”, кажется. Он прекрасный человек, и к тому же он очень хорошо понимает, что такое Blind Guardian – а с этим у многих других продюсеров были бы проблемы. Он знает нас, знает нашу музыку и понимает ее. У него поистине талант заставлять нас работать в полную силу, выжимать из нас все, что можно. Все это делает его идеальным продюсером для нас.
          
          - Происходило ли что-то интересное в процессе записи альбома?
          
          M. S. Да… самое интересное, что произошло, это то, что в этот раз – в первый раз за много лет – у нас не было никаких технических проблем. Ничего более интересного не могло бы произойти! Все шло гладко, и единственной проблемой стало то, что Ханзи заболел. Он сильно простудился, и ему пришлось некоторое время не петь – где-то около четырех-пяти недель. Поэтому релиз был отложен – мы просто не укладывались в сроки. Но кроме этого, все шло прекрасно, не было никаких проблем – это очень странно! Во время записи всех предыдущих альбомов было очень много технических проблем – «умирали» жесткие диски, выходили из строя компьютеры и усилители… Все, что могло пойти не так, шло не так на каком-то этапе. А в этот раз не случилось ничего подобного. Это было очень здорово (смеется).
          
          - Как много вокальных дорожек было записано в этот раз?
          
          M. S. Намного меньше, чем раньше. Я их не считал, но как я уже говорил, мы изменили подход к записи, поэтому вокальных дорожек стало намного меньше. Мы старались сконцентрироваться на одной основной мелодии, которую поет Ханзи. Конечно, хоры остались, потому что это часть саунда Blind Guardian. Но на предыдущем альбоме, например, хоры были везде, где только можно, а на этом они встречаются лишь время от времени – например, в припевах. Их не чрезмерно много, как в прошлый раз.
          
          - Вы практически не играете песни с “A Night At The Opera” вживую. Может ли случиться так, что та же судьба постигнет и песни с нового альбома?
          
          M. S. Нет. К тому же, мы играем вживую песни с “A Night At The Opera” – до сих пор у нас в программе есть композиции “And Then There Was Silence”, “Punishment Divine”…Те песни, которые мы играли не недавних шоу не обязательно войдут в сетлист предстоящего тура. Прошедшие концерты были для нас чем-то вроде разогрева перед туром – это были первые концерты за три года, первые концерты с Фредериком. Те песни, которые мы там играли, не могут дать представления о сетлисте тура. Конечно, можно сыграть и другие песни с “A Night At The Opera”, и мы играли их время последних гастролей. Во время предстоящих гатролей мы совершенно точно будем играть четыре-пять песен с нового альбома. Мы уже начали репетировать понемногу, и на следующей неделе мы продолжим серьезные репетиции (вероятно, репетиции уже в разгаре – я беседовала с Маркусом на прошлой неделе – прим. авт.). Тогда уже мы окончательно определимся с сетлистом. Как я сказал, мы будем непременно играть песни с нового альбома, но мы оставим и песни с “A Night At The Opera” – их вполне реально сыграть.
          
          - Что ж, значит, нам есть, чего ждать! А каковы ваши планы касательно альбома по трилогии «Властелин колец»? Вы обещали релиз в 2007 году. Вы над ним работаете?
          
          M. S. Да… В данный момент мы над ним, к сожалению, работать не можем, потому что сейчас у нас в разгаре раскрутка нового альбома. А потом мы отправимся на гастроли где-то года на полтора. Но мы планируем продолжить работу по окончании тура – это будет где-то в конце следующего года. Тогда мы начнем запись. Мы планируем сразу довести все до конца и выпустить альбом в 2008 году.
          
          - Не собираетесь снять клип в поддержку “A Twist In The Myth”?
          
          M. S. Мы уже его сняли; у нас есть клип на песню “Another Stranger Me”, который в некотором роде основан на тексте песни. Действие происходит в 30-х годах прошлого века. Главный герой – частный детектив, занимающийся расследованием убийств. По ходу сюжета он узнает, что страдает раздвоением личности и сам причастен ко всем преступлениям. Конечно, группа тоже появляется в этой истории... Определенно, на данный момент это лучший наш клип. Насколько я знаю, “Nuclear Blast” планирует выложить его на своем сайте для свободного доступа. На телевидении он должен появиться, как только выйдет альбом. Это хороший клип, и работать над ним было очень интересно.
          
          - Обложка альбома великолепна. Кто ее создал, и чья идея в ней отражена – группы или художника?
          
          M. S. Альбом оформлял тот же художник, который работал над обложкой сингла “Fly” – американец Скотт Энтони Кларксон. Мы с ним обсуждали общую концепцию оформления, говорили, что нам хотелось бы, чтобы обложка передавала атмосферу, созданную на “Imaginations From The Other Side”, например. Но мы хотели, чтобы она получилась более современной. Его метод работы очень к этому располагает, в отличие от Андреаса Маршалла, который оформлял обложку “Imaginations…”. Маршалл работает более традиционно, красками. Кларксон же много работает с компьютерами. В результате у нас получилась лучшая, на мой взгляд, обложка за историю группы. По крайней мере, сейчас это моя любимая обложка Blind Guardian. Мы ею очень довольны, она прекрасно подходит к концепции Blind Guardian и к концепции альбома.
          


          - Вернемся к вашим клипам: к сожалению, они не вошли в ваш DVD… Нет планируете ли вы реализовать их в дальнейшем?
          
          M. S. Да, мы об этом думали. Мы их не включили в DVD специально, потому что хотели посветить тот релиз исключительно “Blind Guardian Open Air” и туру. Вообще-то, мы рассматривали возможность выпуска на этом диске клипов, а также эпизодов с концертов, отснятых во время предыдущих туров (это не профессиональная съемка, но у меня и Андре были с собой камеры во время гастролей, так что материал есть). Однако в итоге мы все-таки решили ограничиться одним событием. Конечно, группа будет выпускать и другие DVD, и в какой-то из них войдут все наши клипы и материалы с концертов.
          
          - Ты говорил в одном из интервью, что Фредерик играет на флейте…
          
          M. S. Да, это так, и это можно услышать на альбоме. У Фредерика профессиональное музыкальное образование, и он играет не только на барабанах, но и на фортепиано, на всех типах флейт, на волынке…Он очень талантливый музыкант.
          
          - А почему ты решил стать гитаристом, почему выбрал именно этот инструмент?
          
          M. S. Я начал играть на гитаре когда мне было, кажется, лет одиннадцать. Примерно в это же время я начал слушать металл. Тогда мои родители сказали: «Почему бы тебе не научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте?». Я сказал, что хочу играть на гитаре – я ведь слушал металл, а гитара там доминирующий инструмент. Так что выбор был очевиден. Я брал уроки где-то в течение пяти-шести лет, играл на классической акустической гитаре. Это была прекрасная база, но в определенный момент я сказал своим родителям, что это немного не то, чем я хочу заниматься – мне нужна электрогитара, я хочу играть другую музыку. Тогда я купил первую свою электрогитару, собрал группу и начал играть металл.
          
          - Не мог бы ты рассказать какую-нибудь забавную историю, произошедшую с группой?
          
          M. S. О, случается все, что угодно! Обычно, когда мы начинаем репетировать гастрольную программу, мы садимся вместе и начинаем обсуждать, какие бы песни мы хотели сыграть. Мы можем выбрать песню, которую мы не играли в течение нескольких лет. Все загораются идеей ее сыграть. Мы начинаем репетировать, и тогда, если мы добираемся до первого припева, можно считать, что нам повезло. Нам приходится заново разучивать свои собственные песни! Иногда что-то не клеится на концертах... Я помню один концерт в Испании: поклонники просто сходили с ума и требовали, чтобы мы сыграли “Majesty”. Но этой песни не было в сетлисте, мы не планировали ее играть. Но они продолжали требовать, и, в конце концов, нам пришлось согласиться сыграть ее. Ханзи сказал со сцены что-то вроде: «Мы играли эту песню миллиард раз раньше, но если вы хотите ее услышать – ладно, мы сыграем “Majesty”». И тут все пошло не так: клавишник сыграл не те ноты во вступлении, Андре над этим так смеялся, что забыл переключиться с чистого звука на перегруженный – начал играть на акустике. Мне тоже было очень смешно, и я толком его не слышал, поэтому я тоже начал играть, но мы играли не вместе – у меня звучало что-то совсем другое. Томен вообще не понимал, что происходит. Где-то секунд через тридцать мы друг друга поймали, и Ханзи начал петь. Но он забыл текст! Так что иногда ему приходилось просто петь «Ла-ла-ла». Это было очень забавно. Иногда подобные вещи случаются (смеется).
          


          - У меня остался только один вопрос: Blind Guardian часто называют лидерами power metal; как ты думаешь, какое место занимает этот стиль в «металлической» иерархии?
          
          M. S. Я как-то об этом не думал… Я обычно не мыслю подобными категориями. Многие люди говорят, например, что Blind Guardian – это power metal. Другие говорят – нет, это speed metal, третьи – progressive или что-то еще. Я считаю, что мы просто играем металл – у нас есть различные элементы. У нас есть и песни в стиле power, и в стиле progressive, есть и быстрые композиции, и баллады… Мы не хотим ограничивать себя рамками power metal. Мы делаем то, что нам нравится. Если же говорить о металле вообще, то мы слушаем группы, играющие в совершенно разных стилях – power, death, nu metal и другие, и мне обычно все равно, как эти направления определяют. Просто есть песни, которые мне нравятся и песни, которые мне не нравятся. Что же касается конкретно power metal, то он никогда не сдавал своих позиций с тех пор как появился в 80-х. Безусловно, будут возникать новые направления - например, в начале 90-х вдруг появился grunge, потом стал популярен так называемый true metal, группы вроде Hammerfall... был всплеск популярности death metal, сейчас вот актуален metalcore, все эти американские группы… Следующей волны уже недолго ждать осталось, я в этом уверен. Но heavy и power metal никогда не исчезали - эти стили всегда были своего рода базой.
          
          - Ну, и в завершение нашей беседы - несколько слов для ваших российских поклонников…
          
          M. S. Я хочу поблагодарить всех за великолепный прием – нам очень у вас понравилось! Я надеюсь, что к моменту нашего следующего приезда в Россию, которого мы очень ждем, все успеют ознакомиться с нашим новым альбомом. Если он вам понравится, то приходите на концерт - мы будем очень рады вас видеть!
          
          Официальный сайт группы -
          www.blind-guardian.com
          Основная чаcть вопросов - John Sinterson.
          Выражаю благодарность Irond ltd. и Алексею Кузовлеву за организацию интервью.
          Фотографии для оформления предоставлены лэйблом.