Главная Металл интервью Интервью Moray Eel: Группа, плывущая по течению

Интервью Moray Eel: Группа, плывущая по течению

E-mail Печать PDF

          Отправляясь на интервью с московской группой Moray Eel, я и представить себе не мог, насколько вокалистка группы Kate Moray и гитарист Alex (кстати, 13 февраля он стал отцом) окажутся интересными собеседниками. Они подробно рассказали о вышедшем недавно втором альбоме группы – «Priest Hunter», о прошедшем в декабре туре группы по Украине, о процессе создания песен и о многом другом. Интервью получилось весьма объемным, поэтому не буду затягивать вступление. Вперед!
          


          Во-первых, спешу поздравить Алексея с рождением дочери. Каково это чувствовать себя отцом?
          Алексей: Сложно ответить… Но это точно прекрасное, ни с чем не соизмеримое чувство!
          
          Ну а теперь, к музыкальным делам. В первой половине декабря у вас прошел тур по Украине. Вам понравилось? Что больше всего запомнилось?
          Kate Moray: Это был наш второй тур по Украине. Нам понравилось. Половина концертов, правда, сорвалась. Изначально должно было быть тринадцать концертов, а получилось только шесть. Видимо, по вине местных организаторов, нам причин не объясняли. В итоге мы выступили в Севастополе, Виннице, Житомире, Кривом Роге, Ровно и Львове.
          А: Скажу, что по сравнению с некоторыми украинскими клубами, наш любой даже самый плохой клуб смотрится хорошо. Звук мне понравился только в Виннице, Житомире и Львове. А остальные я бы и клубами и не назвал.
          KM: Есть тенденция создавать клубы в подвалах и глубоких бункерах. Заходишь туда, сразу всё промокает. Сыро, страшно, вся аппаратура ломается, звук никакой. Но люди очень хорошие.
          
          А ведь в туре вы участвовали не одни?
          А: Да, с нами каталась нюметаллическая группа Bazooka Band. Хорошие ребята.
          KM: Мы сдружились во время двухнедельной поездки в одной маршрутке.
          А: Выучили украинский язык, потому что вокалист группы вообще русского не знал.
          KM: Львовская молодежь. Ему 18-19 лет. Неудивительно, что он не знает русского языка - у них вообще не принято общение на русском языке, а времена, когда русский язык обязательно изучали в школах, давно прошли, и он в них не попал.
          А: А я считаю, что это даже правильно, что в некоторых городах люди говорят на родном языке.
          
          А вы сами организовывали тур?
          KM: Нет, конечно! Мы никогда не занимаемся сами организацией концертов и туров. Нас пригласил достаточно известный украинский промоутер Иван Морозов, он же Froster. Сайт его должен быть всем известен www.froster.org.
          
          У вас недавно вышел второй альбом «Priest Hunter». Сколько времени длилась запись, и сталкивались ли вы с какими-либо сложностями?
          KM: Записывали его мы в общей сложности недолго, наверное, дней восемь – девять.
          А: Даже меньше.
          KM: Проблема была, в общем-то, в том, что на работу в студии у нас было достаточно мало времени и планировали мы начать запись в апреле, а начали её, по независящим от нас обстоятельствам, только в конце июля.
          
          А на какой студии велась запись?
          KM: «Priest Hunter», как и предыдущий альбом, мы записывали на студии «Черный обелиск».
          


          А как вам удалость так быстро записать альбом?
          KM: Если музыканты знают свои партии, то ничего сложного в этом нет.
          А: Барабаны были записаны за один день, гитары, наверное, часов за шесть.
          KM: Может, мы просто не доросли до такого уровня, чтобы сидеть в студии неделями, у нас всё пишется достаточно быстро. Первый альбом мы записали даже на 20 часов быстрее.
          
          Значит, к моменту записи все песни для нового альбома уже были готовы, а когда же они были сочинены?
          KM: Некоторые песни появились уже в конце работы над первым диском.
          А: Некоторые были придуманы непосредственно перед записью.
          
          Учитывая, в сколь сжатые сроки записывался альбом, песни в ходе записи не менялись?
          А: Нет, ну что-то мы добавляли. Конечно, отследить все моменты, где чего не хватает, не было времени.
          
          А песни, записанные на альбоме, на концертах звучат так же?
          KM: Нет, они меняются со временем, на репетициях.
          
          А как у вас вообще рождаются песни?
          А: Мысли какие-то есть в голове, потом перекладываем их на гитару, получается какая-нибудь инструментальная композиция, а потом Катя на неё тексты придумывает. У нас очень много композиций выкидывается, потому что Катя не смогла сочинить нормальной вокальной линии.
          
          Новый альбом сильно отличается по звучанию от дебютника, в нем больше чувствуется влияние альтернативы. С чем это связано?
          А: На музыку группы повлиял гитарист группы Everlost Павел Чернобай.
          KM: Он привнес в звучание Moray Eel альтернативно-попсовенькое звучание.
          
          А какой альбом вам больше нравится? Первый или второй?
          А: Ни тот, ни другой. Нет, первый получше, мне кажется…
          KM: А мне второй больше нравится. Мне кажется он более серьезный, потому что песен типа «Boo» на нем нет. Я вообще не считаю её музыкальной композицией. Песня была сочинена просто от балды, чуть ли не на концерте. Два притопа - три прихлопа.
          
          Кэйт, почему ты пишешь антихристианские тексты?
          KM: Ну, как бы… это просто антихристианские тексты (смеется). Трудно объяснить.
          
          А ты крещеная?
          KM: Крещеная, конечно. Просто в то время, когда мы все родились, в конце 70-х - начале 80-х, у наших родителей было очень модно крестить детей, даже если сами они не были верующими. Мои родители, к счастью, так и не стали верующими людьми. Просто было запрещено крестить детей, а они пошли и крестили. Меня в три месяца от роду никто не спрашивал, хочу я быть крещеной или нет. Как, в общем, я думаю, никого не спрашивали.
          Кстати, когда мне было лет девять, я по собственной инициативе ходила в воскресную школу, хотя родители были против, сознательно изучала Библию, и ни к чему хорошему, как видишь, это не привело.
          
          А нет ли у вас планов перейти на более политкорректную лирику?
          KM: Нет.
          
          Вас же из-за этого по радио не крутят.
          KM: Я думаю, нас не из-за этого по радио не крутят. Думаю, для того, чтобы группу крутили по радио, нужны какие-то деньги, которых у нас нет. А даже если бы они были, то на это мы их не собираемся тратить. А лэйбл не будет на это раскошеливаться.
          
          Но можно же попробовать, не все радиостанции деньги за ротацию требуют, есть специализированные радиопередачи, радиостанции.
          KM: Мы не ищем сами выходов на кого-то. Если бы мы пришли к кому-то, что-то там притащили, может быть, что-то и получилось бы, но сами мы не пытались, а они нам не предлагают.
          А: Грубо говоря, даже для организации своего выступления на Нашествии от нас совершенно никакой инициативы не было. Это нас товарищу Соколову прорекламировала группа Черный Обелиск.
          KM: Они позвонили и спросили, можем ли мы написать песню на русском языке. Я сказала: «Конечно, можем! Чего там писать!»
          
          А что это была за песня?
          KM: Мы сделали пять песен. Одну написали специально на русском языке, она не была записана и звучала только на Нашествии. Кроме того, на русский язык были переведены песни «Sweet Mary» с нового альбома, «Secret Desire (Fucking Christ)», «Material» и «Broken».
          
          Есть шанс, что эти песни будут записаны и войдут на какой-нибудь диск в качестве бонус треков?
          KM: Broken, в принципе, записана. Единственное, у нас её нет.
          А: Можно записать, но стоит ли… Я не вижу в этом особого смысла.
          
          Но русскоязычная музыка сейчас в России всё более популярна.
          А: А мы к популярности не стремимся.
          KM: Сами ничего не ищем, ещё раз повторюсь.
          
          Многие группы покидают СОЮЗ, а вы и второй свой альбом выпустили на этом лейбле. Почему?
          А: А нам больше негде выпускать, просто.
          KM: Нас никуда не зовут (смеется). Просто, как ты уже наверное понял, группа придерживается достаточно пассивной политики. Я никому не предлагала наш альбом, мы не искали лейблы, на которых бы хотели выпускаться, и не искали промоутеров, которые бы хотели нам устраивать концерты, всё это как-то приходит само, поэтому мы специально ничего не делаем. Евгений Аксенов сам вышел на нас, сам предложил выпустить первый альбом – «Psycho: Delusion» на СОЮЗе… Предложений более выгодных мы пока не встречали, поэтому остаемся на этом лейбле.
          
          Ваш новый альбом оформлял художник Drew. Великолепная работа. Как вы на него вышли? Или же он на вас?
          KM: Drew сам услышал нас пару лет назад на репетиционной базе и связался со мной. Изначально он предлагал свои услуги по оформлению нашего первого альбома, но тот уже был закончен… Зато он полностью оформил новый диск. Он достаточно хорошо поймал идею, передал всё, что мы хотели сказать, и сделал это на наш взгляд просто идеально.
          А: За что ему большое спасибо.
          


          Кэйт, а кто придумал изобразить тебя в виде маленькой кровожадной девочки?
          KM: Drew (смеется). Эта идея появилась у него ещё года два назад. Насколько я поняла, он только меня видел живьем. Мы с ним встречались вообще всего два раза, и тогда уже было готово оформление альбома. Когда я его просила нарисовать всех участников группы на страничке песни «Enemy of Christ», он меня предупредил, что из всего состава знает только меня. Остальных музыкантов он изобразил весьма условно.
          
          Кэйт, ты поешь и гроулингом, и скримингом, и чистым вокалом, а каким тебе больше нравится?
          KM: Нравится всеми (смеется). Я даже не знаю, что сказать.
          
          А как ты тренируешь свой голос? Ты без видимых усилий переходишь с одной манеры исполнения на другую.
          KM: Мы репетируем два раза в неделю. Вот так я и тренирую голос. Шесть часов в неделю.
          А: Ещё она на семью свою кричит (смеется). Она неспокойный человек и часто переходит на крик. Так она и научилась петь, в общем-то (смеется).
          
          А как вообще появилась группа?
          А: Да когда-то мы с Андреем Копыловым, был такой парень, решили играть музыку после похода на концерт группы Crunch. Отличная была команда. Мы так возбудились от увиденного, что решили, что мы не хуже и тоже можем играть музыку. Мы с ним собрали группу, а Катя сначала должна была играть на клавишах. У неё музыкальное образование по курсу клавишных. Вот… а потом как-то так получилось, что Катя начала петь, просто из нас больше некому было петь. Тем более оказалось, что клавишница нам вообще не нужна, поскольку мы играли ритм-н-блюз там всякий, панк и так далее. В конечном итоге из-за многочисленных смен составов мы пришли к тому, что есть.
          KM: И не факт, что мы на этом остановимся. Может быть, мы вернемся к ритм-н-блюзу (смеется).
          А: Или вперемешку блэк-металл с ритм-н-блюзом.
          
          Идеи для дальнейшего творчества уже какие-то есть?
          А: Да, мы работаем над новым альбомом.
          KM: Есть общая концептуальная идея, о которой я пока не буду рассказывать. Просто, вдруг она не получится…
          
          А изменения в музыке будут?
          А: Конечно, уже надоело одно и тоже играть.
          
          Но альбомы-то сильно отличаются.
          А: Всё равно в общих чертах одно и тоже, что на первом альбоме, что на втором.
          KM: Если получится та идея, которую мы разработали, то следующий альбом будет очень концептуальным и в чем-то революционным.
          
          Почему вы решили отказаться от клавишных?
          KM: Вовка от нас сам ушел. Я так понимаю, он вообще решил завязать с музыкальной карьерой. Насколько я знаю, он сейчас занимается научной работой, он аспирант, чуть ли не доктором исторических наук скоро будет. Просто человеку надоело заниматься музыкой, а мы решили не искать себе нового клавишника.
          
          А ты сама не пробовала вновь встать за клавиши?
          KM: Нет, я ужасно не люблю клавиши, и считаю место клавишницы в группе самым позорным.
          
          Почему?
          А: Ну, не оторвешься. Клавишницы вечно стоят как столбы, когда играют.
          
          Вопрос вам, наверное, этот поднадоел, но почему вы назвали группу Moray Eel?
          KM: Об этом расскажет Алексей (смеется)
          А: Ну почему я? (смеется) Сначала наша группа должна была называться Black Widow, но выяснилось, что таких групп уже штук пять, если не больше. Поэтому мы с Катей открыли Энциклопедию национального географического общества и нашли там первое, что выкрикивалось хорошо - Морэй Ил.
          KM: Название хорошо скандировалось… дома на кухне (смеется).
          
          А что оно означает?
          А: Мурена
          
          Вот у вас название созвучно с Республикой Марий Эл.
          KM: Случайность.
          
          А не выступали там с концертами?
          KM: Нет.
          А: А я думаю, там вообще никто не живет (смеется)
          KM: Надо будет внимательно изучить историю Республики.
          А: Я думаю, что мы родная группа там.
          KM: Гордость Республики Марий Эл (смеется)
          
          Вернемся к новому альбому. Кэйт, расскажи об открывающей диск песне «Healer and Death».
          KM: Текст я написала очень давно, года три назад. В целом текст основан на арабской легенде о лекаре, который вступил в договор со Смертью и в итоге поплатился своей жизнью. Смысл слегка изменен в угоду рифме и музыкальной составляющей. В варианте нашей песни, когда Смерть предлагает лекарю выбор между его жизнью и жизнью его любимой, лекарь выбирает свою жизнь. Я думаю, что, скорее всего, так бы и случилось в настоящей жизни.
          Музыка была написана совсем недавно. Буквально за полгода до начала записи.
          
          На «Priest Hunter» в бонусной секции присутствует видеоклип на песню «Watcher», но почему он в таком низком качестве?
          А: Потому что это было снято в кустарных условиях.
          


          Но не на мобильный же телефон его снимали? Там размер картинки .
          А: Я не знаю, на что его снимали. Я сам снимал клип на песню «Pervert» с первого альбома. По-моему, там качество получше. «Watcher» снимал наш знакомый, за что ему особое спасибо. Он такого размера и прислал. У него, наверное, есть какого-то другого разрешения, но я не просил.
          В общем-то, все, кто снимался в этом клипе – наши родственники и знакомые. Так что, это вполне домашнее видео. Нам оно больше нравится в таком качестве. И нам очень не нравится платить деньги за что-то (смеется).
          
          А за запись?
          А: Кстати, альбом писался не за такие большие деньги и не из нашего личного кармана.
          
          То есть, СОЮЗ всё-таки оплачивает музыкантам запись?
          KM: Конечно, иначе мы ничего бы не записали.
          
          А отзывы на новый диск приходят?
          KM: Приходят. Из запомнившегося. Один товарищ написал, что мы на втором альбоме перешли к прогрессив блэковой эстетике, потом где-то я прочла, что тексты стали более богохульными, хотя с «Secret Desire (Fucking Christ)», по-моему, трудно бороться. Но в целом пишут, что музыка стала взрослее и серьезнее. Некоторые говорят, что это небольшой минус, поскольку привыкли к некому «Boo». Но «Boo» больше не будет (смеется).
          
          Вот вы все люди семейные, как вам вообще удается время на музыку находить?
          KM: На самом деле у каждого человека очень много свободного времени, просто не все умеют им распоряжаться. Люди в основном очень ленивые, а мы вместо того, чтобы вечером придти и сесть у телевизора, едем на репетиционную базу и проводим там три часа.
          А: На самом деле, на репетиционной базе мы только оттачиваем материал, грубо говоря, уже готовые песни. А сочиняется всё дома, в свободное время.
          
          А чем ещё занимаетесь в свободное время?
          А: Мы занимаемся игрой в дартс, ходим в клуб и кидаем дротики.
          
          А какие у вас любимые группы?
          KM: У меня нет любимых групп.
          А: Anal Nosorog (смеется).
          KM: Да, мы только что в машине их слушали.
          А: Да нет, много команд существует, которые нам нравятся.
          KM: Недавно на сайте прочла забавную рецензию на наш новый альбом. Там товарищ написал, что весь новый альбом мы слизали с Devil Driver, и даже я сама косвенно подтвердила это, написав на сайте, что это одна из моих любимых групп (смеется). Учитывая, что барабаны там бластбитные и музыка тяжелее, мы совсем непохожи (смеется).
          А: А, учитывая что Катя сочиняет только вокальные мелодии, а всю музыку сочиняют остальные музыканты, которые даже не знают тех групп, которые она слушает…
          KM: Так что мы теперь боимся называть свои любимые команды.
          А: А то скажут, что мы с Anal Nosorog всё содрали (смеется).
          
          Ну ладно, с музыкантами разобрались. Кэйт, а какие у тебя любимые писатели?
          KM: Стивен Кинг, жаль давно ничего не писал, Клайв Баркер.
          
          Расскажите какую-нибудь забавную историю, случившуюся с группой.
          А: У нас барабанщик Федя всё время с верхней полки в поездах падает. И один раз он упал в плацкартном вагоне, да так, что у него одна половина тела осталась в купе, а вторая оказалась в проходе. Плюс он в каком-то неживом состоянии лежал, в неестественной позе. Мы испугались все, подбежали к нему. Ночь, люди, конечно, повставали все, какие-то бабки начали кричать: «Ой, убился!». Мы такие думаем: «Ну всё, Феди больше нет среди нас…»
          KM: Я громче всех орала, потому что у меня была мысль: «Как же мы едем в Карелию выступать, а у нас теперь нет барабанщика». То, что «убился», было для меня как-то на втором плане (смеется).
          А: Перевернули его, а тут такой храп поднялся… Мы его разбудили, он в себя пришел, спросил, что случилось, даже. В конечном итоге лег обратно на верхнюю полку и потом ещё пару раз с нее падал. Но уже никто не подбегал.
          
          И в завершение интервью несколько слов для читателей.
          А: Все наши поклонники это прекрасные люди, я верю в это (смеется). Спасибо им большое, что они поддерживают нас.
          KM: Я ещё знаю, что восемьдесят процентов людей, которым нравится наша музыка, не ходят на концерты. Ходите, нам будет очень приятно!
          А: Иначе мы вообще перестанем концерты давать.
          KM: Нам это не сложно, кстати.
          А: Будем только студийной группой, и будем записывать альбомы.
          KM: Ещё многие пишут, что им очень понравился наш альбом, мы такие классные, но на наш концерт они не придут, потому что ходить на концерты не тру. Например, альтернативщики пишут, что не будут ходить на наши концерты, потому что на них ходят сатанисты и металлисты, сатанисты и металлисты пишут, что не будут на наши концерты ходить, потому что видели там дрэдастую девочку, и в том же духе. Давайте жить дружно. Мы не против любых людей на концертах и всех будем рады видеть. Меньше водки, больше хорошей музыки!
          


          Официальный сайт группы: www.moray-eel.ru.